Гульнара
косметолог-эстетист, визажист
Т. 8 (920) 410-70-80

Услуги

Свадебный, торжественный, дневной, конкурсный, мужской макияж, обслуживание фотосессий, фейс арт, боди арт, бикини-дизайн, косметология, наращивание ресниц

Конкурсные высоты

С 2006 г. постоянный участник Межрегиональных конкурсов, призер конкурса школы Уксусова. Первые и вторые места

Фирменный "почерк"

Стиль, профессионализм, личностный подход

Контакты

Т. 8 (920) 410-70-80

Стоимость

Макияж 3000 руб.
Обслуживание фотосессий от 10000 руб.
Уход за лицом от 1500 руб.
Бикини-дизайн от 500 руб.
Депиляция бикини сахаром 800 руб.
Депиляция голень+бедро (воск) 950 руб.
07 Июня 2013

Эстетист Гульнара: «Ты не представляешь, на что способен макияж!»

Я не понимаю женщин, которые обходятся без макияжа. Им нужно прийти ко мне, я их спрячу, они ведь сумасшедшие! Они просто не осознают силу макияжа, он может изменить нашу жизнь

Шарлотта Тилбури, визажист

 

Наша героиня о подлинной силе этих слов знает не понаслышке – именно оттого в ее make-up мастерской случилось столько счастливых преображений. О многогранной профессии эстетиста, трендах свадебного make-up, работе с Димой Биланом и решающей роли фильмов Феллини в подборе образа нам рассказала косметолог-эстетист Гульнара. 

MB: Кто такой эстетист?
Г: Эстетист – это специалист, который работает в сфере красоты и в этом деле знает и может абсолютно все.

MB: Этакий beauty супергерой? 
Г: Тогда уж супергероиня! (Смеется.) Речь об эстетической косметологии, конечно! Эстетисту под силу любые косметические процедуры: от депиляции до make-up. При этом важно не просто оказать услугу, а творчески подойти к задаче, раскрепостить клиента, понять, кто он и что ему нужно, выслушать, посоветовать, почувствовать, понять, возможно, применить какие-то элементы психоанализа… Особенно это касается визажа, которому я отдала свое сердце… 

MB: Расскажи, как началась эта любовь. 
Г: Творить, преображать, раскрывать новые грани, создавать образы… об этом я мечтала всю свою жизнь! С детства я рисовала, красила своих кукол, как и все девочки, и мечтала, мечтала.… К сожалению, в 90-е такой профессии как визажист в России не существовало, эти услуги были доступны лишь элите, а вот в 2000-е интерес резко возрос, стали появляться соответствующие школы, и я поняла – это мой шанс! Отучившись, я стала проходить практику в салоне красоты «Форма» и буквально сразу же профессионально занялась макияжем. 

MB: Каков был этот профессиональный путь?
Г: Я много училась, много практиковалась, много общалась со специалистами… Неизгладимые впечатления остались от поездки в Ростов на обучение к Наташе Павловой – гуру макияжа. Когда ты видишь такую высоту, понимаешь, к чему стремиться, устанавливаешь себе планку, ниже которой никогда не опустишься. 

Очень много я почерпнула на семинарах Константина Богомолова – известнейшего латвийского имидж-дизайнера. Именно тогда во время семинара я в полной мере осознала, в чем состоит моя задача как профессионала: «Не ИЗМЕНИТЬ, а НАЙТИ имидж клиента – вот главная задача стилиста. Ведь имидж – это, прежде всего, сам человек, его индивидуальность. А одежда, прическа и макияж – лишь средства, с помощью которых имидж-дизайнер помогает этой индивидуальности проявиться более ярко».

MB: А в конкурсах принимала участие?
Г: О, да! Много раз участвовала в разных чемпионатах, занимала призовые места. Вот, например, Межрегиональный конкурс по парикмахерскому искусству, декоративной косметике и маникюру. Такой адреналин я получаю только там! 

MB: А как проходят твои «серые» внеконкурсные будни? Какие услуги самые популярные? 
Г: Мои будни серыми не назовешь, ко мне ведь приходят за красотой, а создавать красоту (да еще и к торжественному случаю) – это всегда праздник. Что касается услуг, то это все виды макияжа, body art, face art, бикини-дизайн. А чаще всего мои клиентки – невесты и выпускницы. 

MB: Как подготовить лицо к важному событию? К тебе нужно приходить заранее?
Г: В идеале (особенно если речь о свадьбе) лучше прийти за три-пять месяцев до торжества. Еще лучше привести с собой жениха, мам с обеих сторон, подружек невесты – их лица тоже окажутся в объективе свадебного фотографа. Первый этап – это консультация. Затем мы подбираем косметику по типу и проблемам кожи, обсуждаем правильное питание и назначаем процедуры ухода. Кому-то требуются курсовые процедуры, кому-то достаточно а-травматичной чистки, например. Очень часто мамам жениха и невесты я рекомендую курс моделирующего массажа лица. За две недели до Дня «Х» все косметические процедуры, в том числе и походы в солярий, необходимо закончить, чтобы лицо не «обрадовало» в самый важный момент. Далее следует выбор концепции макияжа и, возможно, пробный макияж, чтобы невеста смогла оценить свой образ. Здесь очень важно быть и психологом, и стилистом, т.к. невесты не всегда понимают, что за платье они выбрали, к какому образу стремятся. А ведь каждая девушка обязательно близка к одной из икон стиля, грамотный специалист должен это увидеть и создать такой образ, который раскроет ее внутренний потенциал. 

MB: А если у клиентки совершенно другое видение, кардинально отличное от твоего? Будешь настаивать?
Г: Ни в коем случае нельзя отодвигать мнение клиента! Успешный мастер потому и успешен, что общается на психологическом уровне. Основная проблема многих даже очень известных мастеров в том, что они не слышат и не хотят слышать своих клиентов, а жаль, ведь они теряют большие возможности. Как говорит Богомолов: «Смотрите, чего человеку не хватает!». Порой одно оброненное слово может дать пищу для стилистики, просветления. Богомолов рассказывал на семинаре о случае с пожилой клиенткой, которой он никак не мог подобрать образ. Уже отчаявшись, он пригласил ее на чашку кофе. И вот там, в кафе, выяснилось, что она, оказывается, любит джаз и черно-белые фильмы Феллини! Для стилиста этого оказалось достаточно, ретро-образ – это то, что они искали! На самом деле ты не представляешь, на что способен макияж! И к пластическому хирургу ходить не нужно.

MB: А у тебя были подобные случаи?
Г: Ко мне однажды обратились две подружки-выпускницы. Одна яркая такая девочка, явно лидер в их паре, а вторая – тихая «серенькая мышка». На меня тогда словно что-то нашло, и на «мышку» я выплеснула все свое вдохновение! Обе девочки получились красивыми, но «мышка» кардинально преобразилась – у девочки словно крылья выросли, она, возможно, впервые тогда осознала, насколько хороша. Ее подружке даже, кажется, стало немного не по себе. (Смеется.) Вот за это я и люблю свою работу! 

MB: А форс-мажоры бывают?
Г: А как же! Одна невеста пришла прямо перед свадьбой, перезагорав в солярии, да так, что даже макияж не накладывался. Пришлось срочно реанимировать. Еще бывает, девочки недовольны прической, которую им сделали в салоне. Тогда я применяю свои навыки эстетиста – поправляю прическу, заново создаю образ. 

MB: Расскажи, какие тренды сейчас в свадебном макияже? 
Г: Самый популярный и самый сложный макияж – это нуд-лук (макияж без макияжа). Пастельные тона, сатиновые тени, ничего броского и явного – лишь намеки. И, конечно, смоки айз по-прежнему на высоте. Я очень люблю нарощенные реснички – для коррекции формы глаза они просто незаменимы! А в невесомом нуд межресничная стрелочка – единственное средство для придания взгляду выразительности. 

MB: А креативные невесты у тебя были? 
Г: Были, но не очень много. Например, одной невесте я как-то делала элементы кружева возле глаза, получилось красиво и креативно, но мне все же кажется, что свадьба не время для экспериментов. По прошествии лет такой макияж может выглядеть смешно и неуместно, посмотри только на образы 90х с их невозможными начесами и диким мейк-апом! А ведь тогда это было на пике моды. 

MB: Как же тогда должна выглядеть стильная современная невеста?
Г: Не слишком опираться на модные тенденции и не выглядеть как национальный костюм. Невеста должна быть свежей! Была у меня невеста 46 лет. Макияж изменил ее невозможно! Она сама даже не ожидала, а уж муж как был рад! 

MB: А «звездные» клиенты у тебя были? 
Г: Два года назад накладывала аквагрим Диме Билану перед концертом в Воронеже. 

MB: Переживала? Артисты, наверное, очень требовательны?
Г: Когда меня пригласили, и я согласилась, администратор просто выдохнула: «Слава Богу, а то все боятся!». А Дима оказался очень простым и легким в общении, без ненужных «понтов». Работать с ним было очень приятно. 

MB: Раз речь зашла о мужчинах, кроме Димы Билана клиенты-мужчины были? 
Г: Попадались, конечно. Но совсем уж немного. Три-четыре жениха за всю мою профессиональную карьеру. 

MB: Как выглядит мужской макияж?
Г: Никак не выглядит. Такой макияж чаще требуется мужчинам с проблемной кожей. Моя задача – воссоздать чистую ровную кожу без прыщиков, покраснений и эффекта маски. 

MB: А чем вообще отличается профессиональный макияж от сделанного дома?
Г: Во-первых, косметика масс-маркет не даст такого эффекта как профессиональная: тончайший невидимый слой и плотное стойкое покрытие. К тому же я имею возможность варьировать интенсивность, нагружать цвет любой тяжести. А во-вторых, профессиональный визажист не просто берет в руки краски и начинает наносить цвет. Во всем есть свои секреты, прежде всего, необходимо правильно скорректировать форму лица, подобрать тон, расставить акценты… Правильный макияж полностью меняет лицо. Были случаи, когда мои девочки-клиентки не умывались три дня после выпускного, не хотели смывать макияж.

MB: Расскажи о планах на будущее.
Г: Буду продолжать участвовать в конкурсах в Москве и Санкт-Петербурге, а также преподавать. Мой багаж знаний уже позволяет рассказать начинающим специалистам какие-то вещи, я хочу и могу делиться, к тому же в Воронеже пока нет хорошей базовой школы по макияжу. 

MB: В чем твоя «фишка»?
Г: Я постоянно учусь, и сделала это своим кредо. Я не стою на месте, постоянно расту, внутренне обогащаюсь, совершенствуюсь, общаюсь с профессионалами, живу и питаюсь этим. И, конечно, я много отдаю людям и много получаю взамен. Это любовь на всю жизнь!

MB: Тогда желаем тебе любить и быть любимой! 



В make-up мастерской побывали Ю&Ю