Кадим Али
художник
Связаться с художником: 8 919 243-24-83
vk.com/id7243886
свернуть

Специализация

Шаржи на мероприятиях, портреты на заказ (в т.ч. по фото), коллективные портреты, стилизованные портреты (по мотивам известных картин), живопись

Фирменный почерк

Цены

Контакты

8 919 243-24-83
vk.com/id7243886
28 Октября 2013

Кадим Али: художник, который «пишет глазами любви»

В 6 лет я старался верно передавать формы предметов. В течение полувека я исполнил очень много картин, однако до 70 лет не сделал ничего значительного. Поэтому могу сказать, что до 80 лет мое искусство будет непрерывно развиваться, и к 90 годам я смогу проникнуть в самую суть искусства. В 100 лет я буду создавать картины, подобные божественному чуду. Когда мне исполнится 110 лет, каждая линия, каждая точка — будут сама жизнь. Те, кто будет жить долго, смогут увидеть, что я сдержу свое слово

Великий Хокусай умер в 89 и, кажется, смог достичь совершенства. 

БЫЛО-ЕСТЬ-БУДЕТ

Кадиму 35. В его прошлом — Багдадская Академия Искусств на Родине, по которой так скучает и каждый раз отсчитывает дни до отлета; вынужденный переезд в Россию, подарившей десятки друзей; и новый творческий опыт. В будущем – кандидатская степень и амбициозная творческая цель — Центр культуры и искусства в родном Аль-Куте. 

А сегодня — поиски себя, эксперименты с формами, материалами и текстурами. И лица… задорные и робкие, смеющиеся и сдержанные, царственные и открытые, и всегда живые, лучащимися глазами смотрящие с его портретов и шаржей. 

- Я думаю за каждым, пусть и десятиминутным, шаржем должен стоять портрет. Я художник, и даже утрируя и иронизируя, я все равно опираюсь на академическую базу. В этом секрет схожести моих работ с натурой. 

- Да, но схожесть бывает разной, — пытаемся возразить мы. В нашей художественной школе на классе портрета все рисовали одну модель, все похоже, и все по-разному. 

- Все дело в том, что настоящий художник пишет не то что видит, а что чувствует. Хотим мы этого или нет, но мы «пропускаем» образ через себя. Вот почему так сложно рисовать людей, дающих инструкции. 

И смущенно, с улыбкой Кадим делится, как мы, девушки, чаще всего грешим этим, прося нарисовать нас КРАСИВЫМИ. Удивительно ли, что мужские шаржи всегда более яркие? А вот с детьми как всегда весело и трудно. 

- Рисовать детей, что уж говорить, сложно. Пропорции у них не такие как у взрослого человека, малейший просчет — и перед нами маленький «старичок». А еще у них душа на поверхности: вроде, все эмоции как на ладони, но меняются молниеносно. 

Об эмоциях Кадим как профессиональный художник знает досконально:

- Когда я пишу, то смотрю, конечно, не только на «лицо», но и на внутренний мир, добавляю психологический аспект, поэтому люди на моих портретах и шаржах получаются разными, а не как это бывает, с универсальными лицами. Может быть, поэтому мои работы так спешат показать другим, думаю, я умею уловить суть, психологию. 

О МАЛОМ И ВЕЛИКОМ

Кадим – человек необыкновенный. Правда. Знаете, бывают такие люди, рядом с которым четко понимаешь, вот я – обыкновенный, а он – точно нет. Естественно, воспитание и другая культура (почтительное вставание при появлении девушек, грациозные жесты, размеренная, плавная речь). Но! Какие глаза! Глаза мастера! Ищущие, горящие, любящие мир и видящие все прекрасное и прекрасным! «Художник пишет глазами любви» — это точно о нем.

- Когда я вернулся в Багдад после войны, наша Академия была почти полностью разрушена. Нас было 15 мастеров, и мы решили организовать выставку современного искусства прямо там, среди обломков. Мы создали серию композиций из мусора.
Кадим с теплом и гордостью рассказывает о Родине и своих коллегах. Восток, кстати, и в частности Ирак богат художниками, блистающими своим талантом по всему миру. Из-за войны большинство покинуло страну, но как и Кадим остались неразрывно связаны с ней. 

- А, здесь, в России, у тебя были выставки?

- Да, дважды мои работы выставлялись в рамках коллективных выставок, и один раз это была персональная выставка. Но главное даже не это. В России я обрел смелость что ли, стал больше пробовать, рисовать чувствами, а не разумом. Открытием и вдохновением стала для меня выставка Николая Блохина. Его экспрессия, фактурность, сочность и тут же фантастический реализм заставили меня прийти на выставку 4 раза! И каждый раз я как истощенный часами впитывал в себя весь этот «сок», а потом бегом (без шуток!) мчался домой и писал до изнеможения. 

«Но при чем же всем этом шаржи?» — постоянно крутится в голове. С Кадимом нас познакомили заочно и именно как с шаржистом, а потому на встрече мы постоянно чувствуем себя неловко, задавая «легковесные» вопросы, а надо, ведь о Вечном, Великом, Прекрасном.

Впрочем, Кадима ничто не смущает. 

- Шаржи – вполне себе самостоятельная часть искусства рисунка. В мире есть весьма уважаемые конкурсы шаржей, комиксов и карикатур. И даже отдельные направления в шарже, мультяшные, например. Но я предпочитаю реализм. 

- А где ты работаешь как шаржист?

- Больше года работал «уличным художником» в «Балаган-Сити», у меня даже образ был соответствующий – берет, мольберт, средневековый костюм. Теперь часто работаю на корпоративах и больших мероприятиях. Это сейчас очень популярно, все хотят чего-то нового, прямо очередь выстраивается из желающих быть нарисованными!

- А живопись, портреты? Ты рисуешь на заказ?

- Да, у меня был опыт и единичных портретов (как с натуры, так и по фото), и коллективных, и даже в образе, например, в стиле известной картины. 

- А есть любимое направление, самая любимая работа?

- Мне нравится движение, динамика, танец и экспрессия – в цвете, в мазках, в самой композиции, наконец. Люблю использовать разные материалы – маркер, карандаш, уголь, акрил, масло и нестандартные основы: 
был, например, опыт живописи на старых книгах. А самая любимая работа – «Скрипачка».

***
Пока не защитит кандидатскую, Кадим будет жить и творить в Воронеже, а потом, как признается, скорее всего, вернется на Родину, воплощать свои мечты о Центре культуры и искусства. А потому спешите! Спешите быть написанными Мастером. 



Попросили себя КРАСИВО нарисовать Ю&Ю