Милана Фурман
сотрудник волонтёрского клуба «ИнтерАкция»
«Иностранцы помогают русским открыть интересные вещи о своей стране» 
17 Апреля 2017

Милана Фурман, сотрудник волонтёрского клуба «ИнтерАкция»: «Иностранцы помогают русским открыть интересные вещи о своей стране» 

— Расскажите, пожалуйста, об «ИнтерАкции»: когда она создана, какие основные цели преследует, какие существуют направления деятельности.

— «ИнтерАкция» — это небольшая организация. Официально мы были созданы в 2009 году. Наша цель — организовывать волонтёрские интернациональные мероприятия, чтобы в рамках мини-проектов знакомились и общались люди из самых разных стран.

В основном наши проекты связаны с культурным наследием Воронежа и Воронежской области. Например, ребята из других стран приезжали в деревню Чудовка работать в сельском музее «Русская изба», уже дважды трудились в ландшафтно-архитектурном парке «Ломы», где проходит фестиваль «Русь мастеровая».

Волонтёры приезжают не на глобальные официальные события вроде Дня города, а на интересные, но не раскрученные мероприятия. Здесь-то и происходит самое главное: встреча со страной изнутри, а не через экран телевизора.

— Какие у вас существуют проекты помимо российских?

— У нас два основных направления деятельности: лагеря в России, где участвуют и иностранцы, и русские ребята. А есть зарубежные волонтерские лагеря. Мы отправляем ребят по всему миру! Деятельность разнообразнейшая. Это может быть или экологический лагерь в парке, или нуждающаяся в туристической тропе сербская деревушка, или масштабнейший музыкальный фестиваль в Бельгии, или скромный праздник традиционных национальных инструментов в Японии. На последнем, кстати, волонтёры помогали… готовить и продавать лапшу! Волонтёрская деятельность помогает приоткрыть дверку в разные реальности. Например, можно поехать в эко-деревню помогать людям, которые организуют свой альтернативный быт. При этом разделять их идеологию вовсе не обязательно, но ведь очень интересно поучаствовать в их жизни в качестве чуткого гостя и узнать, как печь
уникальный местный хлеб или… расписывать тыкву. В зависимости от лагеря, волонтёры могут и обрести навыки каллиграфии, и научиться пользоваться электроинструментами.

— Можно ли у вас реализовать свой проект?

— Да, если есть отличная идея, где можно организовать международный волонтёрский лагерь, то мы её обязательно рассмотрим. Например, в этом году, благодаря активности наших ребят, мы нашли двух замечательных партнёров в других городах России. У нас будет несколько интереснейших международных волонтёрских лагерей благодаря именно им.

— Люди в каком возрасте обычно интересуются волонтёрской деятельностью?

— Мы открыты абсолютно для всех! У нас есть зарубежные группы для подростков с 15 до 17 лет. Они обычно собираются в Германии, Франции, Эстонии, там очень хорошо встречают гостей. Есть и семейные лагеря, куда родители могут отправиться вместе с детьми. Существуют программы для взрослых, например, от 30 лет. Большинство же лагерей открыты для людей от 18 лет и до бесконечности. В одной группе легко могут оказаться швед 65 лет, 17-летный француз и русский студент.

— Каким языком необходимо владеть, чтобы поехать в волонтёрский лагерь?

— Чаще всего необходим английский, в какой бы стране вы ни оказались. Вовсе не обязательно знать японский, чтобы ехать в Японию. Хотя, конечно, есть социальные проекты, которые требуют знаний языка именно той страны, где они проводятся. Такие волонтёры общаются с детьми, престарелыми, инвалидами… Впрочем, принимающая организация заведомо о таком предупреждает, поэтому всегда можно найти волонтёрский лагерь в соответствии со своими знаниями.

— Какой денежный вклад должны сделать волонтёры, чтобы принять участие в программе?

— Самая затратная часть — дорога и виза, если она нужна (например, в Сербию и Южную Корею можно отправиться без визы). Конечно, добраться до лагеря под Воронежем или в Японии — это совсем разные вещи, так что, планируя поездку, стоит учитывать траты. Некоторые ребята летят на самолёте, а кто-то… добирается автостопом. Также необходимо сделать членский взнос. Наша организация, как и некоторые другие организации в мире, входит в общую систему. Благодаря взносам мы обеспечиваем качество проектов, ведь за этим сложно, но очень важно следить. Например, в какой-то французской глубинке решено провести реставрацию средневековых стен.
Как гарантировать качественный приём? Чтобы быть уверенными, что волонтёры будут в хороших условиях, получат своевременную и правильную информацию, что для них будут соблюдены все требования, нам необходимо быть включёнными в общую систему. Головного учреждения у нас нет, только равноправные участники, которые раз в год встречаются в какой-либо стране, обмениваются информацией. Всех своих партнёров мы знаем в лицо, знаем, в кому отправляем наших ребят. И они, соответственно, тоже в нас уверены.

— С волонтёрами обычно едет какой-то сотрудник «ИнтерАкции», или это строго самостоятельное путешествие?

— Нет-нет, в группах обычно всего лишь 1-2 человека из одной страны. В волонтёрских лагерях наравне с рабочей задачей стоит цель культурного обмена. Чтобы избежать «кружковости», мы всех равномерно перемешиваем. Но наши партнёры, безусловно, контролируют безопасность, предоставление для ребят питания и проживания, следят, чтобы труд волонтёров не использовался в коммерческих целях. Волонтёр в любой момент может обратиться к кому-то, если у него возникла проблема или предложение.

— Сколько стран с вами сотрудничает?

— О… очень много. В любой стране мира есть волонтёрские лагеря! Хотя, конечно, существуют страны, с которыми обмен менее активный. С Африкой, например, мы почти не работаем. Они к нам тоже не приезжают, дорого. С Европой же налажено очень активное сотрудничество. В Испанию, Германию, Италию едут с удовольствием. Волонтёрам интересно подтянуть язык, повидать страну, расширить кругозор.

— Когда вы общаетесь с волонтёрами после их поездок, что вас больше всего удивляет?

— Меня удивляет, что ребята с огромным восторгом рассказывают очень страшные для меня вещи! «О, мы жили в тесном хостеле с кучей людей из разных стран, где даже дверь не закрывалась, круто!», «О, а мы работали под проливным холодным ливнем, еле спаслись от него, замечательно!» В другой действительности, как бы избито это ни звучало, человек растёт над собой. Он становится более активным, дружелюбным, открытым. Я вижу, как люди меняются. Ребята чувствуют себя более уверенно не только во владении иностранным языком, но и в общении с людьми в целом. Они понимают, как сильно могут нравиться другим, заводят массу друзей. Есть много отличных историй, связанных с поиском общего языка или даже… приготовлением своего национального блюда. Как вам борщ из помидоров черри, заправленный йогуртом?

— Что именно для вас значит ваша работа?

— Для меня это способ знакомить людей с Россией, в том числе и самих русских! Сейчас это важно, как никогда раньше. Волонтёрство — способ развеять неприятные стереотипы о России, доказать, какие мы разные и интересные. Нам есть, чем делиться! Более того, иногда как раз иностранцы помогают русским открыть интересные вещи о своей стране. Они задают неожиданные вопросы, ты начинаешь задумываться над ответами и видишь свою культуру и историю с другой стороны. Когда что-то, к чему ты привык, нравится другим, поневоле начинаешь ценить и оберегать свою уникальность.

— Вы сами принимаете участие в волонтёрских проектах?

— В основном я только организую лагеря в России. Например, в Дивногорье есть необычный волонтёрский лагерь. Мы купили там дом и обустраиваем территорию вокруг, чтобы сделать его перевалочным пунктом для ребят: оттуда будут стартовать многие экологические акции. Моя мечта — перенести офис организации в деревню! Каждую осень после туристического сезона ребята убирают берега реки Тихая Сосна, и останавливаются именно в этом доме. Акция обретает всё больше и больше поклонников. Все вместе работают трудники Успенского монастыря, братия, волонтёры из Воронежа и близлежащих городов, школьники!.. Мы растём.

Влюблялась заново в родные места
Анжела Малышева