Галина Бальдэ
волонтёр миссии «Transforming Africa»
«Я не герой, я просто работаю»
27 Февраля 2017

Галина Бальдэ, волонтёр миссии «Transforming Africa»: «Я не герой, я просто работаю» 

«Не ходите, дети, в Африку гулять!» — завещал Чуковский всем русскоязычным малышам. Тем не менее, нашлись такие, которые выросли и отправились в Африку не просто гулять, а творить добрые дела. Точнее, помогать сиротам и становиться для них новой семьёй. Именно с этой целью Галина Бальдэ присоединилась год назад к миссии «Transforming Africa», которую курирует международная Христианская организация «Мир дому вашему». И пока «отсоединяться» не собирается! Ведь сейчас на её хрупких плечах уже собственный детский дом и 21 ребёнок города Кисуму, оставшийся без родителей.— Галя, что тебе кажется особенно удивительным в Кении?— Сейчас уже сложно сказать, были какие-то мелочи, которые потрясали в начале, но я уже к ним привыкла… Но, например, кенийцы всегда весёлые. На любой стресс они реагируют смехом. Помню, однажды была ситуация, когда надо было срочно забрать детей из школы, чтобы отвезти их на благотворительное мероприятие. Мы катастрофически не успевали, я бежала в школу вместе с нашей нянечкой, ругалась, а она бежала за мной следом и просто заливалась хохотом! Нам, мзунгу (белым людям), этого не понять. Наверное, у нас «горе от ума», мы слишком много думаем о завтрашнем дне. У африканцев с этим проще. Если у тебя есть еда, вода и крыша над головой — все просто прекрасно. А что будет завтра… Будем решать завтра!

А ещё кенийцы никогда никуда не спешат и невероятно часто опаздывают. Однажды мы попросили электрика, чтобы он пришёл в десять. Он клятвенно пообещал. И явился… В пять часов вечера! Когда мы стали ругаться и говорить, что в это время нас уже могло не быть на месте, он только расхохотался (кенийская реакция на любой негатив, напомню!): «Ну вы же здесь!»

Меня поражает, что женщины здесь носят на голове всё, начиная от дамских сумочек и заканчивая тяжеленной корзиной с фруктами. И они никогда не сутулятся, даже если наклоняются, чтобы постирать!

Кстати, кенийцы настоящие модники, они покупают дешёвую, но качественную одежду в секонд-хендах и очень стильно одеваются. Но в любой толпе можно встретить туземца в национальной одежде, с мачете и серьгами, или шамана в невероятных одеяниях — но на них никто не обращает никакого внимания!

— Как там относятся к вам?

— Просто прекрасно! Каждый раз, когда я выезжаю в город за покупками, со всех сторон слышу: «Мзунгу, привет! Как дела? Выйдешь за меня замуж?» Да, любой кенийский парень просто мечтает жениться на белой! Я, кстати, очень скучаю по ощущению, когда можно выйти на улицу и потеряться в толпе, быть никому не интересной. В Кении со всеми надо быть вежливой: я стараюсь каждому ответить, помахать рукой, рассказать, кто я и откуда. Но при этом ни в коем случае нельзя терять бдительность! Всю информацию необходимо тщательно фильтровать. Одна из наших знакомых как-то рассказала шоферу туки-туки, местного такси, что собирается улетать на следующий день в другой город. Так ее подкараулили и ограбили!

— Какой ужас! Там так развита преступность?

— К сожалению, да. Там очень сильное расслоение на богатых и бедных. Средний класс только-только зарождается, есть люди, которые действительно хотят учиться и работать. Но есть и такие, кто хочет получить наживу нечестным путем. Белой девушке ночью из дома вообще нельзя выходить. А когда я только приехала в Кению, нас ограбили. Причем при помощи сонного газа! Казалось бы, откуда в Африке такие «высокие технологии» для воришек? Но нас смогли усыпить и вынесли абсолютно все деньги и технику! Мы остались без единого цента, а на следующий день надо было платить за аренду. Наскребали, как могли.

Потом случилось чудо: всё, что мы потеряли, вернулось благодаря меценатам! Один дальний знакомый моей подруги, услышав нашу историю, сказал, что хочет каждому возместить ту сумму, на которую мы потеряли технику: планшеты, фотоаппараты. Как это ещё назвать, если не чудом?

— Дети не чувствуют себя ущемленными от того, что живут в детском доме?

— Нет, наоборот, они счастливы! Они очень нас любят, всегда улыбаются. Как-то мы рисовали с ними домики, и все начали украшать свои рисунки какими-то квадратиками. Я спросила, что это, и они ответили, что напольная плитка! Сам факт того, что у нас в здании есть плитка и яркие цвета, их потрясает. Там, откуда они к нам попали, полы, как правило, земляные или бетонные. Кроватей нет и в помине: спят на циновках.

В общем, условия жизни в детдоме даже лучше, чем у родственников. Была такая ситуация: бабушка с дедушкой отдали нам свою внучку, потому что не могли оплачивать ее образование (даже государственная школа в Кении стоит немалых денег). А через какое-то время дедушка за ней вернулся и забрал обратно. Как же девочка плакала! Как пояснили нам наши местные друзья, скорее всего, родственники поняли, что зря расстались с рабочей силой, которая выполняла всю домашнюю работу.

Кстати, стоит заметить, что в детском доме мы тоже стараемся не слишком разбаловать детей. Ведь, если их усыновят, им потом будет очень непросто адаптироваться! Поэтому мы не отрываем их от родной культуры: они помогают нам по хозяйству, пьют воду из-под крана (в деревне вообще нередко пьют чуть ли не из луж!), часто едят, сидя на земле, как привыкли.

— Немного странный вопрос, но… почему все ваши детки лысые?

— У них просто не растут волосы! У кенийцев это национальный бич. Отрастить локоны по плечи — почти невыполнимая задача. Если кому-то это удаётся, как только они ни украшают свою причёску, какие только косы ни плетут! Многие носят парики. Одна знакомая местная даже сказала: «Когда я умру, я спрошу у Бога, за что он так с нами поступил!» Настоящий крик души! Ну и, помимо прочего, в школе есть правило: мальчики должны ходить лысые, а девочки — лысые или с косичками. Думаю, это продиктовано соображениями гигиены.

— А как вы набираете малышей в детский дом?

— Иногда мы бросаем клич: приводите сирот туда-то, будем выбирать. Конечно, это очень непростое испытание! Из нуждающихся мы вынуждены каким-то седьмым чувством выбирать «самых нуждающихся». Бывают и удивительные поступки: однажды девушка привела детей, сказала, что они сироты без документов. Но было очевидно, как все они похожи! Мы спросили: «Ты ведь врешь? Это твои дети?» Она застыдилась и ушла.

Был еще один запомнившийся случай. Однажды к нам попали братик и сестричка 3 и 5 лет из пустыни. Они не знали суахили, были поначалу очень замкнутые. Когда мы поставили их под душ, они разрыдались, потому что никогда не видели столько воды сразу! Мы показали им куклу, а они стали тыкать ее палкой: человек ли это? За всю жизнь у них не было ни одной игрушки! А когда они впервые увидел коняшку-качалку, то начали ее… доить. Подумали, что это коза! Зато сейчас они к нам привыкли, начали учить суахили. Теперь, когда входишь в комнату, тебя встречают их самые широкие улыбки.

— А как в Кении обстоит с браком, семьёй?

— К сожалению, плохо. Парни и девушки очень рано начинают встречаться, ведут свободный образ жизни. Отчасти из-за этого в стране невероятно много ВИЧ-инфицированных, в том числе деток. У нас тоже живут такие, и, кстати, я приятно удивлена, что им оказывают бесплатную поддержку: обеспечивают лекарствами, устраивают бесплатные лекции об их болезни.

Что касается семьи, у огромного количества детей «папа ушёл». Бывало даже, что разбираешь документы и видишь: ребёнок родился в 2008 году, а отец… умер в 2003 году. Почему так получается? Просто матери записывают новорожденных на собственных отцов, а чиновники особенно и не придираются. Ну, подумаешь, умер пять лет назад!

Кстати, некоторые пары, даже если хотят пожениться, не делают этого, потому что у них нет денег на государственную пошлину. Так и живут: вроде бы семья, пятеро детей, а штампа нет. Накопят денег — пойдут, распишутся через много лет.

— Как у них с образованием?

— Ох… Пожив в Кении, я убедилась, что наше образование, и правда, одно из лучших в мире! Например, я пишу на доске: «5+7=…» И второклассники начинают… рисовать пять палочек, потом семь, и считают, сколько получилось всего! Меня это потрясает. С логикой у них тоже не очень. Пока не столкнёшься с этим, даже не задумываешься, сколько всего ты знаешь не от рождения, а только потому, что тебя этому научили. По началу даже взрослым деткам в нашем детдоме не под силу сложить пазл из шести крупных кусочков. Они просто никогда этого не делали! Так что необходимо детей развивать и развивать.

— Как ты управляешься с хозяйством? Где вы берёте продукты?

— Я точно знаю, что проживу в Кении ещё год, и моя цель — сделать так, чтобы детский дом продолжал свободно функционировать в будущем без меня и находился на самообеспечении. Так что мы устроили ферму. Когда-то в подростковом возрасте я жила в деревне. На мне были гуси: насыпать зерна утром и вечером. Ничего сложного. Я даже не представляла, что в Кении всё настолько труднее! Одна вакцинация чего стоит. Но ничего, потихоньку у нас всё получается, например, яйцами мы уже обеспечиваем оба наших детдома.

За другой едой и товарами мы ездим на рынок. Как правило, берём такси — мотобайк. Даже представить невозможно, что и как только кенийцы на них не перевозят! На обычном мотоцикле они могут везти дрова, огромные мешки, живых куриц, овец и даже… корову. Да, живую корову! Я своими глазами видела!

— Просто потрясающе! Скажи, а почему же ты отправилась на волонтерскую миссию именно в Африку?

— Это сложно объяснить. Меня всегда манила именно эта часть света. Думаю, у каждого человека есть место, при упоминании которого внутри что-то ёкает. Для меня это всегда была Африка! Даже когда я слышала истории о невероятной жаре, беспорядках, бедноте, я становилась только увлечённее. Может быть, это внутренняя склонность к эстриму, жажда приключений… Какое-то время я раздумывала о том, чтобы отправиться в Папуа — Новую Гвинею, но потом подвернулся удивительно удачный шанс поехать в Кению. Им нельзя было не воспользоваться! Я считаю, что это настоящее чудо, которое мне послал Бог.

— Ты уже выучила их язык?

— В Кении два официальных языка: английский и суахили. Суахили я не знаю совершенно! Мы с местными общаемся при помощи моего таланта к пантомиме и на ломаном английском. У кенийцев ужасный акцент, половину гласных они заменяют на «а». Но при этом у каждого племени есть ещё свой язык, и некоторые детки, которые к нам попадают, знают только его!

— А как твои родные, друзья прореагировали на твое решение?

— Сестра была в шоке, просила, чтобы я приехала строить детский дом к ней, в Украину! Папа переживал, конечно, но он же не может мне запретить. Друзья считают, что я герой. При этом я, если честно, даже немножко устала объяснять, что это совсем не так. Только находясь там, проживая день за днем, по-настоящему понимаешь, что ничего героического в этом нет! Там обычная жизнь. Бывает, что утром нет сил вставать с постели, и ты просто забиваешь на какое-то дело и позволяешь себе поваляться еще полчасика. Бывает, что ты совершаешь непростительный косяк. Я, например, однажды недостаточно тщательно выяснила, как именно в Кении надо выращивать курочек, какие прививки делать, и очень много птичек погибло. Там обычная жизнь, и я там просто работаю.

Восхищалась и убеждалась, что героизм кроется в скромности
Анжела Малышева